Крест «Свет Христов»

КС111

Новый товар

Небольшой нательный крест с подвижным бочкообразным оглавием является развитием традиции, характерной для типологической группы крестов X–XI вв., преимущественно бытовавших на Балканах.

Серебро, позолота, горячая эмаль
Размер: 36х24 мм
Вес ~8,6 гр

Подробнее

В наличии

32 400,00 руб

Добавить в избранное

Описание

Серебро, позолота, горячая эмаль
Размер: 36х24 мм
Вес ~8,6 гр

Небольшой нательный крест с подвижным бочкообразным оглавием является развитием традиции, характерной для типологической группы крестов X–XI вв., преимущественно бытовавших на Балканах. Отличительными особенностями этой группы является наличие центрального круга, от которого исходят рас­ширяющиеся балки, заканчивающиеся четырьмя меньшими кругами. Круги декорировались концентрическими окружностями, а поле балок украшалось орнаментом из маленьких кружков. Подобные так называемые «циркульные орнаменты» встречались и на более древних ближневосточных крестах, начиная с V–VI вв.
Циркульный орнамент известен с древнейших времен и чаще всего выражал идею света, являясь солярным символом. Его самый простой вариант – круг с точкой в центре – и сегодня является распространенным знаком солнца.

Появление символики света на древ­них христианских крестах вполне закономерно, т.к., согласно святому Клименту Александрийскому, «крещение называется освещением, ибо мы чрез оное созерцаем святый и спасительный оный свет, т.е. Бога» (II в.). Отсюда и символика белых одежд, получаемых по крещению. Праздник Крещения Господня Церковь называет «днем светов». Да и Сам Христос свидетельствовал о себе: «Я свет миру, кто последует за Мною, тот не бу­дет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни» (Ин. 8.12). Своеобразной иллюстрацией этой евангельской фразы на древних крестах, начиная с V в., служила греческая словесная формула, состоящая из двух крестообразно записанных слов ΦωΣ и ΖωΗ («Свет и Жизнь»).
Тема Божественного света была одной из главнейших в христиан­­ск­ом богословии. Недаром она объединила трех духовных мыслителей, именуемых Богословами, – апостола Иоанна Богослова (I в.), Григория Богослова (IV в.) и Симеона Нового Богослова (X в.). Они так говорили о Боге: «Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы» (Иоанн Богослов, 1 Ин. 1:5); «и что солнце для существ чувственных, то Бог – для умственных; оно освещает мир видимый, а Он – невидимый; оно делает телесные взоры солнцевидными, а Он умственные природы – боговидными» (Григорий Богослов) и «Бог есть свет, и свет беспредельный и непостижимый… Отец есть свет, Сын есть свет, Дух Святой – свет. Они – единый свет, простой, несложный, вневременный, совечный, равночестный, равнославный» (Симеон Новый Богослов). И, конечно, нельзя не сказать о развитии учения о Божественном свете, основанном на мистическом опыте исихазма, святым Григорием Паламой (XIV в.). Божественный свет, согласно Паламе, есть энергия Божия, изменяющая и преображающая человека.

Церковное искусство в своем стремлении выразить богословскую идею Божественного света применяло различные художественные приемы. Для нас важен уникальный иконописный прием, на который обратила внимание А. Ивинская в своей работе «Свет преломленного времени в иконном пространстве». Это некоторые иконы XII–XIII вв. из Синайского монастыря и Афона. На них золотой фон, изображающий Божественный свет, заполняют «золотые круги, символы воронковидных светящихся ша­ров, находящихся как бы в упруго напряженном вращательном движении». Такой иконописный прием является прямой аналогией графического выражения света с помощью концентрических кругов на древних крестах.
Наконец, вернемся к нашему кресту. Его основное отличие от крестов X–XI вв. в том, что он выполнен в технике горячей многоцветной эмали, и у нас роль пяти кругов, центрального и на концах балок, выполняют полусферы. Это не только усиливает художественные качества креста, но и в большей степени раскрывает идею Божественного света. Среди описаний нетварного света христианскими мистиками встречаются такие определения, как «шаровидный». Например, преподобный Симеон Новый Богослов описывает свет «Божественных лучей» не только как «безначальный и невещественный, вечный, неприступный», но и как «шаровидный», в «образе образном». К тому же античные философы называли сферу самой совершенной формой и говорили, что «Бог есть умо­постигаемая сфера, центр которой находится везде, а окружность нигде».

Центры наших полусфер отмечены маленькими крестиками греческих пропорций. Тем самым подчеркивается христианский характер используемой символики. Кроме разноцветных концентрических кругов на полусферах, от крестиков крестообразно исходят радиальные лучи, дублирующие форму всего креста и усиливающие символизм исходящего от центра света. На полях расширяющихся балок креста изображены маленькие цветные кружки с точкой в центре. И если радиальные лучи, как и расширяющиеся балки креста, показывают распространение света в плоскости креста, то концентрические окружности представляют пучки света, направленные на зрителя.

Раскрывает символическое значение всей композиции оборотная сторона креста. В центральном круге изображен четырехконечный крест с традиционными надписями I&С Х&С НИКА (Иисус Христос Победитель). От него исходят расширяющиеся балки, орнаментированные лучами и цветными кружками с точкой в центре. В меньших кругах на концах балок написаны четыре греческие буквы Ф.Х.Ф.П., являющиеся аббревиатурой известной фразы «Свет Христов просвещает всех» (Φως Χριστού Φαίνει Πάσι), которая основана на словах евангелия (Ин. 1:9). Такая криптограм­ма встре­чалась на греческих крестах XVII в. и на иконах – в изображениях крестов на омофорах святителей. Таким образом, наш крест представляет модель четверочастного мира, пронизанного Божественным светом. Каждая из четырех сторон света становится центром, также передающим этот свет, и так до каждого человека.

Такая ставрография напоминает нам о главном предназначении человека – обожении человеческой природы, а через него и о преображении мира. Святой Григорий Палама говорил о возможности человека познать Бога, но не по Его существу, а по Его энергии, которой и является Божественный свет, явленный Господом ученикам на Фаворе и святым духовидцам в их аскетических подвигах.

В заключение приведем слова преподобного Симеона Нового Богослова о значении для христианина практического духовного опыта в стяжании Божественного света: «Мы не то, чего не знаем, говорим, но, что знаем, о том свидетельствуем… Бог свет есть, и те, которые сподобляются узреть Его, все видят Его как свет, и те, которые приняли Его, приняли как свет… Те, которые не видели света Его, не видели и Его, потому что Бог свет есть; и те, которые не приняли света Его, не приняли еще благодати, потому что приемлющие благодать приемлют свет Божий и Бога. Но те, которые не сподобились еще приять или вкусить сего, – все находятся еще под игом закона, еще состоят под сенью и образами, еще суть чада рабынины. Пусть это будут цари, пусть патриархи, пусть архиереи или иереи, пусть начальники или подначальные, пусть миряне или монахи. Все они еще во тьме сидят и во тьме ходят – и не хотят, как должно, покаяться. Покаяние есть дверь, которая выводит человека из тьмы и вводит в свет. Почему, кто не вошел еще в свет, тот, очевидно, не добре и не как следует прошел через дверь покаяния... Творящий же грех раб есть греха и ненавидит свет, чтобы не обнаружились дела его» (Слово 79,2).

Отзывы

Пока нет обзоров.

Написать отзыв

Крест «Свет Христов»

Крест «Свет Христов»

Небольшой нательный крест с подвижным бочкообразным оглавием является развитием традиции, характерной для типологической группы крестов X–XI вв., преимущественно бытовавших на Балканах.

Серебро, позолота, горячая эмаль
Размер: 36х24 мм
Вес ~8,6 гр